Vunderkind.Info

Все самое интересное об окружающем мире

Развитие астрономии: от Оригена до Региомонтана

Развитие астрономии: от Оригена до Региомонтана

Уже в 3 в. один из крупнейших деятелей раннего христианства, теолог, философ, ученый и наставник старейшей богословской школы в Александрии Ориген (185-254 гг., на фото) высказал удивительную мысль о том, что начальную книгу Библии следует воспринимать не как буквальное описание сотворения мира, а как символический, «духовный» текст. Что, в результате, привело к тому, что церковь объявила Оригена еретиком.

Однако ученый, возможно, под влиянием Филона Александрийского, чьим учеником он был, пошел дальше и заявил, что допускает существование множества Вселенных со своими звездными сферами. Каждая Вселенная имеет свой срок существования, но процесс их возникновения и гибели бесконечен.

Вот что он писал в своем главном труде, посвященном исследованию Библии: «Что касается меня, то скажу: Бог приступил к своей деятельности не тогда, когда был создан наш видимый мир… до начала Вселенной существовала другая Вселенная… Итак, следует полагать, что не только одновременно существуют многие миры, но и до начала нашей Вселенной существовали многие Вселенные, а по окончании ее будут другие миры».

Нашествие варваров в 4-5 вв. и распад Римской империи на несколько веков остановили развитие наук, в том числе и астрономии, в Западной Европе.

Кое-где еще хранили и переписывали труды античных астрономов, но все меньше оставалось людей, знавших греческий язык, и все больше ошибок вносили переписчики в старые каталоги и таблицы.

Создание календаря, с которым с успехом справлялись эллинские ученые задолго до начала Новой эры, стало большой проблемой, и даже такая простая вещь, как определение дат главных религиозных праздников, в частности Пасхи, с помощью лунного календаря была доступна лишь немногим образованным людям.

Дошло до того, что уже никто не понимал смысла разработанных Птолемеем методов вычисления положения светил, а те одиночки, которые все еще пытались вести астрономические наблюдения и записывать небесные события, пользовались только солнечными часами и самыми примитивными приборами.

На рубеже первого и второго тысячелетий исследователи вновь устремили взгляд к звездному небу. В 12 в. Европа заново открыла труды Евдокса, Гиппарха, Аристотеля и Птолемея — теперь уже в переводах с арабского на латынь. И вскоре выяснилось, что между наблюдениями и теорией существуют большие расхождения.

Вспыхнули яростные споры, но никто до эпохи Возрождения не посмел поставить под сомнение правоту Птолемея и античных астрономов. Зато в этих спорах рождались необыкновенные идеи и хитроумные способы согласования Птолемеевой модели мира с тем, что видели в действительности астрономы и астрологи.

Огромную роль в развитии наблюдательной астрономии сыграли два австрийских астронома — Георг Пурбах (1423-1461 гг.) и его ученик Иоганн Мюллер (1436-1476 гг.), больше известный как Региомонтан. Оба они были первыми в Европе учеными, не имевшими духовного сана.

После длительных наблюдений эти астрономы убедились, что все существующие астрономические таблицы устарели: предсказанное положение многих светил не совпадало с истинным, а время наступления затмений указывалось с ошибкой на час и больше.

Ученые составили новый учебник астрономии и составили более точные «Эфемериды», которые в течение нескольких десятилетий были главными астрономическими пособиями для европейцев.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *